Леонид Андреев
начальная страница | биография | музей | библиотека | галерея | гостевая | ссылки | e-mail 

Пьесы. Анфиса.

1 :: 2 :: 3 :: 4 :: 5 :: 6 :: 7 :: 8 :: 9 :: 10 :: 11 :: 12 :: 13 :: 14 :: 15 :: 16 :: 17 :: 18 :: 19 :: 20 :: 21 :: 22

Аносов (бестолково хватая за руки дочерей и толкая к двери). Молчи,

Федька! Домой, домой. Чтобы ни минуты... в этом проклятом доме... Сашка,

иди!..

Александра Павловна (упираясь). Не пойду! Это неправда! Она все

выдумывает.

Аносов (топая обеими ногами). Сашка, прокляну! Сашка, прокляну!

Большинство гостей уходит. От Анфисы все отодвинулись, и она стоит

одна, закрывая лицо руками.

Розенталь (не зная, что делать). Анфиса Павловна, Анфиса Павловна.

Анфиса. Стыдно. Стыдно. Стыдно.

Ниночка плачет, ее уводит из комнаты гимназист Петя.

Петя (оборачиваясь, возмущенно). Это черт знает что такое! Вы мне

ответите... Негодяй!

Федор Иванович (борясь со слезами). И мне стыдно. И мне стыдно, Анфиса,

голубчик ты мой. Ну, что ж я стою, а? Что же я стою? Ах, чтобы черт вас всех

побрал - вон отсюда! Вон! Чтобы духу вашего не пахло. Эй, ты, старая калоша,

забирай своих, вон!

Аносов. Что? Ты меня? Ах ты, сукин сын!..

Татаринов. Федор Иванович...

Федор Иванович. А-а вы, друзья? Не искушай меня, Иван Петрович. Христом

Богом прошу - уходи.

Быстро идет к Анфисе и крепко обнимает ее.

Федор Иванович. Анфиса!

Анфиса. Как ты смеешь? Оставь, я ударю тебя.

Федор Иванович. Ах нет, Анфиса! Смотри, я их выгнал вон, смотри. Этот

дом - твой, Анфиса! Чтоб черт их всех побрал! Анфиса!

Анфиса. Ты лжешь, ты издеваешься надо мною.

Аносов. Что, что, что, это нас-то? Сашка, Нинка... О Господи, матушки

мои! Ох, до чего же я дожил!

Федор Иванович. Это твой дом! А если ты выгонишь меня, я... я у порога

лягу, я от двери не отойду, я в окна стучать буду - открой, Анфиса! Разве ты

не видишь - раскрылась душа моя! Прости меня!

Анфиса (слабо защищаясь). Боже мой, Боже мой, что ты делаешь со мною...

Уйди от меня, пожалей меня, Федя!

Федор Иванович обнимает ее, целует и что-то шепчет.

Александра Павловна. Целует! Мамочка моя, мамочка, целует!

Аносова. И пусть, и пусть, и пусть.

Аносов. Живо, сию минуту... за извозчиком... Сашка, бери детей... ни

минуты... Тьфу!.. Прокормлю... старик... опять в долги залезу... Господа

кредиторы, войдите в положение.

Татаринов. Идемте, Александра Павловна.

Александра Павловна. Нет. Умру.

Розенталь (Татаринову). Она его рюмкой в лицо, а он нас выгоняет!

Психология! До свидания, Федя... (Тихо.) Ну, а близко не подойду. Укусишь!

Психология! (Окончательно развеселясь.) Великолепный скандал! Только теперь,

наверно, калоши переменили. (Радостно хохочет.) Мне при каждом скандале

калоши меняют!

Уходит. Старик Аносов, вопя и плюясь, выталкивает в дверь сперва жену,

а потом Александру Павловну.

Аносов (оборачиваясь из двери). Ты мне ответишь за это. Губернатору...

Ах ты, сукин сын, сукин сын! Тьфу!

Все ушли. Остаются только Федор Иванович с Анфисой да бабушка, которая

продолжает сидеть неподвижно за опустевшим столом.

Анфиса. Уедем отсюда.

Федор Иванович. Да, уедем. Но что было с нами, Анфиса? Ты понимаешь

это? Прости меня, если можешь.

Анфиса (тихо плача). А ты... пожалей меня, если можешь, пожалей. Я

одна, Федечка, и нет у меня заступников, кроме тебя.

Федор Иванович. Ах, как стыдно! Боже мой, как стыдно! Что было со мной,

где было сердце, где были глаза мои?

Анфиса. Мне страшно, Федя. Не нужно сегодня спать! Ты заснешь и опять

все забудешь.

Федор Иванович. Нет. Все стало другим. Посмотри, как чисто, как светло,

Анфиса! (Видит старуху и пугается.) Анфиса, смотри, смотри! Это она,

старуха! Зачем она здесь, сейчас? Я же всех выгнал вон!

 

Занавес ЧЕТВЕРТОЕ ДЕЙСТВИЕ

Поздний вечер. Кабинет Федора Ивановича. На следующий день Федор

Иванович и Анфиса уезжают, и в комнате полный беспорядок. Из письменного

стола вынуты некоторые ящики с бумагами и стоят на кресле, на шкапу. Целая

груда дел в синих обложках лежит на столе. Кое-где на креслах валяется

платье Федора Ивановича, приготовленное для укладки; тут же на полу

раскрытый чемодан.

За столом разбирается в бумагах Татаринов, которому Федор Иванович,

уезжая, сдает все свои дела. Сам Федор Иванович медленно прохаживается по

комнате и временами, остановившись, прислушивается к музыке - это в соседней

темной комнате играет Анфиса Музыка очень печальна.

Татаринов. А доверенность где?

Федор Иванович. Какая доверенность?

Татаринов. Кузнецовская.

Федор Иванович. Да там же, в деле.

Татаринов. В деле нет.

Федор Иванович. Ну, значит, в столе. Посмотри в левом ящике.

Молчание.

Татаринов. Нашел. Она у тебя среди писем.

Федор Иванович (равнодушно). Ага!

Татаринов. А копии с постановления суда так-таки и нет? Федор Иванович,

ты мне оказываешь большую честь, передавая мне все твои дела, но в таком бес

порядке я принять их не могу.

Федор Иванович. Завтра найдем.

Татаринов. Как член совета, делаю тебе замечание.

Федор Иванович. Не сердись. Это я за последнее время запустил... Скажи

еще спасибо, что не спился твой Федор Иванович! Постой! (Останавливается и

прислушивается.) Что она играет? Песню без слов? Да, да, песню без слов.

Послушай, Иван Петрович: неужели музыка тебе не мешает? Как ты можешь

слушать то, что играет Анфиса, и копаться в бумагах? Странный ты человек!

Когда всю эту дневную суету, наши нудные разговоры, дребезжанье извозчичьих

колес, шарканье по полу сапог - прорезает аккорд или отрывок мелодии, даже

взятый неумелыми детскими руками, он сразу и решительно отрывает меня от

земли. Как бы тебе это сказать? Как будто все остальное, и я сам, и вся моя

жизнь - только нарочно, а правда и вечность, и я настоящий - здесь, в

звуках.

Татаринов. Рядом со мной, Федя, в номерах живет музыкантша. Так если бы

я при каждом аккорде отрешался от земли, меня давно бы из сословия поперли.

далее

начальная страница | биография | музей | библиотека | галерея | гостевая | ссылки | e-mail 


Рейтинг@Mail.ru