Леонид Андреев
начальная страница | биография | музей | библиотека | галерея | гостевая | ссылки | e-mail 

Пьесы. Анфиса.

1 :: 2 :: 3 :: 4 :: 5 :: 6 :: 7 :: 8 :: 9 :: 10 :: 11 :: 12 :: 13 :: 14 :: 15 :: 16 :: 17 :: 18 :: 19 :: 20 :: 21 :: 22

Анфиса (выгибая шею). Разбей мне голову. Я умираю.

Федор Иванович (следуя своими глазами за ее, тихо и нежно). Нет. Ты

ненавидишь меня, Анфиса? В твоих глазах загораются огни: зеленый, красный...

и еще желтый... это безумие, Анфиса? Ты умираешь, да? Тебе очень больно,

скажи! (Крепко сжимает руку Анфисы, и та вскрикивает от боли. Федор Иванович

слегка отталкивает ее и смеется. Входящему Розенталю.) Послушай, Розенталь.

Я уговорил Анфису Павловну остаться у нас еще на один год. Ты рад?

Розенталь. Очень рад. Только не перебивай, а то опять забуду. Да,

портсигара там нет, и папирос в шкапу нет...

Федор Иванович. Портсигар у меня.

Розенталь. Понимаю, просто продолжал дело при закрытых дверях. Но

погоди, не сбивай. (Садится и берет за руки Федора Ивановича и Анфису.) Вот

что, друзья мои, - какие у вас холодные руки! - я погибаю! Понимаешь:

увечные дела, доверительские деньги...

Федор Иванович. Скверно! Быть тебе, Розенталь, в остроге.

Розенталь (радостно). Ага! Я и говорю, что погибаю. И вот что я

придумал в мои бессонные ночи...

Федор Иванович. Возьми у меня. Сколько рублей триста?

Розенталь. Двести. Нет. Никогда. Я беру только у врагов. И вот вы

понимаете, друзья мои, понимаете теперь эту блестящую мысль, которая

лучезарным светом озарила мои бессонные ночи. Кому я злейший враг, кто

ненавидит меня до родовых схваток в желудке? - Татаринов. Ergo - у кого я

должен взять взаймы? - у Татаринова. Во-первых, - как враг, он должен быть

великодушен, и именно по-человечески, с открытой душою, я обращаюсь к его

великодушию; во-вторых, - у этой вегетарианской жилы в банке на текущем

счету... ты знаешь, по ночам он ворует огурцы у соседей... Батюшки, кончили,

идут. (Тревожно.) Федя, как ты думаешь, голубчик, даст он?

Входят Александра Павловна, Ниночка, гимназист Петя, какой-то

молоденький адвокат, по виду помощник, и Татаринов. Последний широко и

смущенно улыбается.

Александра Павловна. Федя, Федя, поди, голубчик, на минуту! Батюшка

уезжает - нужно проститься. Как Алечка плакала, она совсем захлебнулась.

А-а, ты здесь, Анфиса? О тебе все папаша справлялся.

Федор Иванович (весело уходя). Ну, идем, идем! Татаринов, да не сияй ты

так нестерпимо!

Анфиса медленно выходит. Ниночка провожает ее холодным и строгим

взглядом.

Розенталь (вслед Анфисе). Шарлотта Кор-р-де!

Ниночка (громко). Она была - убийцей?

Татаринов (улыбаясь). Как это я, право? Ужасно странное ощущение.

Ниночка. Но вы понимаете, что вы теперь мой кум, что вы уже никогда не

можете на мне жениться...

Татаринов (все так же улыбаясь). Да я и не собирался... Нет,

действительно, ужасно странное ощущение: оно такое маленькое.

Петя. Вы держались молодцом, Иван Петрович.

Адвокат. Нужно отдать справедливость: вы с честью вышли из крайне

затруднительного положения. Когда вы хотели взять младенца за ноги, я

действительно несколько испугался.

Татаринов. Ну вот, я и ног у него не видал.

Розенталь (скромно). Это было обходное движение.

Адвокат. Когда же, как прирожденный жонглер, вы с невероятной ловкостью

обернули младенца вокруг пальца, достали его откуда-то из жилетного

кармана...

Ниночка (хохочет). Но ведь правда: он чуть не уронил его.

Розенталь (серьезно). Господа, господа, здесь решительно не над чем

смеяться... Господин Татаринов, могу ли я просить вас уделить мне несколько

минут для короткого... профессионального разговора?

Татаринов (все еще улыбаясь, но строго).К вашим услугам.

Отходят в сторону.

Розенталь. Господин Татаринов, я знаю, что вы мой враг и ненавидите

меня до... крайности. И я знаю, что другой на вашем месте, менее дорожащий

интересами гуманности, не обладающий, так сказать, широтою взгляда, - тот

просто послал бы меня к черту. Но ваше великодушие, именно, как врага,

обязывает вас, так сказать... Не дадите ли вы мне двести двадцать пять

рублей ровно на две недели? Раньше я, к сожалению, не могу... Сегодня у нас

пятница...

Татаринов. Четверг.

Розенталь. Конечно, четверг. Так вот...

Татаринов. Нет.

Розенталь (с крайним удивлением). Но почему же?

Входят старики Аносовы и двое-трое гостей.

Аносов. Ну, слава Тебе Господи. И перекрести, и проводили, и никого не

обидели. Кум-то где же? Ну и кум!

Розенталь. Но почему же?

Татаринов. Нет.

Розенталь. Вот странно... а я думал, ей-Богу, думал, что дадите.

Татаринов. Нет.

Аносов (подходит и треплет Татаринова по плечу, отчего у последнего

появляется широкая улыбка). Ну, куманек дорогой - выпьем за новорожденного.

Только в другой раз не хватай ты так новорожденного, будто голодная собака

кость. Дело его маленькое, и бери ты его спрохвала.

В столовую входят последние гости, приглашенные на крестины, - всего

гостей помимо родственников человек десять - и с ними Федор Иванович, очень

возбужденный. Он часто и очень громко смеется; потом замолкает и молчит

глубоко, пока чья-нибудь шутка или вопрос снова не вызовет в нем припадка

неестественной и даже злобной веселости.

Федор Иванович. Господа, прошу за стол! Впрочем, одну минуту терпения,

я и позабыл: хозяйка и извиняется - она кормит девочку и сейчас придет.

Розенталь, выпьем мы с тобой сегодня или нет, как ты думаешь?

Розенталь (мрачно). Я думаю, что выпьем. (Тихо.) Наотрез отказал,

подлец. Ну и враги у меня!

Федор Иванович. Где Ниночка? Я хочу сидеть с нею. Отказал, ты говоришь?

(Внимательно смотрит на Розенталя.) А знаешь, голубчик, я только сейчас

почувствовал это: ты напрасно беспокоишься - к тебе необычайно пойдет

арестантский халат.

Розенталь (обиженно). Ну вот еще - какие глупости!

Федор Иванович (злобно настаивая). Нет, серьезно. (Поворачивает его и

смеется.) Удивительно пойдет; как я раньше этого не заметил! Иван Петрович,

знаешь, какое открытие я совершил: к Розенталю удивительно идет...

Розенталь (громко). Федор Иванович, послушай. (Умоляя.) Ну, зачем ты

кричишь? Ты это говоришь по дружбе, а они могут воспользоваться в своих

интересах. Ты знаешь, сколько у меня врагов...

Татаринов (подходя). Ты звал меня, Федор Иванович?

далее

начальная страница | биография | музей | библиотека | галерея | гостевая | ссылки | e-mail 


Рейтинг@Mail.ru